Главная | Земельные вопросы | Как узнать заведено ли орд в отношении гражданина

Разделы сайта


Скачать или читать полный текст в формате PDF по ссылке - http: Соблюдение прав граждан при проведении отдельных оперативно-розыскных мероприятий Ограничение прав и свобод граждан в ОРД, как правило, происходит в процессе проведения конкретных ОРМ, а потому не случайно почти в каждой третьей жалобе на нормы Закона об ОРД, рассмотренной Конституционным Судом, предметом оспаривания выступают положения ст. При этом данная статья в большинстве случаев оспаривается в совокупности с другими нормами Закона, регулирующими основания и условия проведения ОРМ.

Прослушивание телефонных переговоров, как известно, связано с ограничением конституционного права на тайну телефонных переговоров, а потому не случайно использование в процессе доказывания этого ОРМ чаще других становится поводом для оспаривания норм Закона об ОРД. Так, в жалобе гражданина В. Дудченко, привлеченного к уголовной ответственности за совершение серии тяжких преступлений, была оспорена конституционность прослушивания телефонных переговоров в процессе ОРД, что, по его мнению, приводит к подмене уголовного судопроизводства.

Заявитель настаивал на том, что обращение в суд с ходатайством о контроле и записи телефонных переговоров является следственным действием и прерогативой органов предварительного следствия, а оперативные подразделения правоохранительных органов не являются субъектами таких обращений и могут лишь выполнять поручения следователя, получившего судебное решение на контроль и запись телефонных переговоров. Как показало изучение представленных заявителем материалов, поводом для жалобы послужило то обстоятельство, что имеющимися в деле судебными постановлениями давалось разрешение на оперативно-розыскное прослушивание его телефонных переговоров по находящемуся в производстве делу оперативного учета, но при этом судья руководствовался не ст.

Поскольку на момент получения судебного разрешения уголовное дело по обвинению заявителя возбуждено еще не было, то ссылку в нем на ст. Такая неграмотность в оформлении судебного решения и спровоцировала, на наш взгляд, обращения в суды общей юрисдикции с требованиями о признании записей телефонных переговоров недопустимыми доказательствами, а впоследствии и жалобу в Конституционный Суд. В Определении Конституционного Суда от 15 июля г. Дудченко отмечалось, что прослушивание телефонных переговоров закреплено в качестве самостоятельного ОРМ в ст.

простых Как узнать заведено ли орд в отношении гражданина был

В соответствии с требованием ст. В отличие от прослушивания телефонных переговоров, контроль и запись переговоров является следственным действием, которое регламентируется УПК РФ. По УПК РФ, это следственное действие может проводиться только в рамках производства по уголовному делу по судебному решению, которое выносится по результатам рассмотрения соответствующего постановления следователя, согласованного с руководителем следственного органа, и при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц содержат сведения, имеющие значение для уголовного дела.

Во многих жалобах поднималась проблема установления правового режима записи телефонных переговоров с согласия одной из сторон, в том числе без подключения к станционной аппаратуре операторов связи. В поступающих обращениях приводятся многочисленные примеры использования в качестве доказательств вины подсудимых записей телефонных переговоров, негласно произведенных одним из собеседников без судебного решения.

Такая запись чаще всего производится в случаях вымогательства взятки после обращения гражданина в правоохранительный орган, сотрудники которого предлагают заявителям записать на диктофон свои телефонные переговоры с вымогателем и предоставляют для этого необходимую аппаратуру. В отдельных случаях лица, у которых вымогается взятка, сами по своей инициативе и на собственную аппаратуру осуществляют запись своих переговоров с вымогателями, а затем предоставляют полученные фонограммы в распоряжение следствия. В жалобах оспаривается также правомерность записи телефонных переговоров с согласия одной из сторон при документировании фактов сбыта наркотиков либо совершения других преступлений, если она производилась без судебного разрешения.

По этому вопросу необходимо отметить, что часть 6 ст. Вместе с тем законодатель не предусматривает возможности записи телефонных переговоров по заявлению одной из сторон без судебного решения в случаях отсутствия каких-либо угроз в отношении заявителя, а потому могут возникнуть сомнения в правомерности записи таких переговоров, в частности, с согласия лица, участвующего в наблюдении, проверочной закупке, оперативном эксперименте и некоторых других ОРМ. Позиция Конституционного Суда при рассмотрении таких жалоб весьма осторожна и не создает правовых предпосылок для использования внесудебного порядка записи телефонных переговоров с согласия одной из сторон при отсутствии угроз в ее адрес.

Так, в своем Определении от 19 марта г. Зюбана на такого рода действия оперативных сотрудников Конституционный Суд воспользовался уже сформулированной в Определении от 5 июня г. Немалое количество жалоб на нормы Закона об ОРД поступает от лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, в отношении которых проводилась проверочная закупка.

Удивительно, но факт! Руководители органов прокуратуры создают условия, обеспечивающие защиту сведений, содержащихся в представляемых прокурору оперативно - служебных документах. Исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно - розыскных мероприятий по уголовным делам, принятым ими к производству.

Во всех этих жалобах единодушно утверждается об отсутствии в законе достаточных гарантий защиты от провокации преступления при проведении данного ОРМ. Напомним, что при разбирательстве жалобы Ваньяна Европейским Судом было установлено, что сотрудники уголовного розыска с целью проверки своих подозрений в причастности заявителя к незаконному сбыту наркотиков привлекли его знакомую к проведению проверочной закупки наркотиков.

Действуя по поручению оперативных сотрудников, женщина вручила заявителю деньги на приобретение наркотика, после получения которого передала его в ОВД. В своем Постановлении по этой жалобе ЕСПЧ сделал вывод о провокации сбыта наркотиков, нарушившей право на справедливое судебное разбирательство, поскольку в деле заявителя отсутствовали свидетельства возможности совершения преступления без вмешательства тайного агента правоохранительных органов.

Отреагировав на эти решения ЕСПЧ, законодатель в г. Кроме того, вопрос о законности проведения проверочной закупки наркотиков был затронут в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня г. В этом документе было разъяснено, что необходимыми условиями законности проведения проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. В соответствии с ними проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД.

Верховным Судом также было указано на два условия отграничения проверочной закупки от провокации: Эти сведения должны быть получены в ходе ОРД и найти подтверждение в процессе доказывания. Таким образом, при проведении проверочной закупки наркотиков их незаконный сбыт должен иметь только добровольный характер.

Введенные Законом запреты на провокацию преступлений, а также разъяснения Верховного Суда создают минимально необходимую правовую основу для обеспечения прав граждан при проведении проверочных закупок наркотиков. В решениях Конституционного Суда об отказе в принятии к рассмотрению жалоб заявителей, в которых утверждалось об имевшей место провокации преступлений, неоднократно отмечалось, что положения п.

При этом Судом в большинстве случаев подчеркивалось, что установление соответствия указанным требованиям Закона действий должностных лиц органов, осуществляющих ОРД, требует изучения фактических обстоятельств дела и к компетенции Конституционного Суда не относится. С довольно экзотической стороны конституционность нормы Закона об ОРД, разрешающей проведение проверочной закупки, оспорил в своей жалобе гражданин А.

Араратян, осужденный за покушение на незаконный сбыт наркотических средств по результатам ее проведения. По мнению заявителя, эта норма противоречит Конституции РФ, поскольку допускает возможность использования оперативными подразделениями ФСКН содействия лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, для проведения проверочной закупки за их пределами. В деле заявителя оперативные сотрудники для участия в этом ОРМ привлекли в качестве закупщика осужденного, находящегося в исправительной колонии, для чего организовали его временный выезд за пределы охраняемой территории.

В Определении от 27 мая г. Сами же оперативно-розыскные мероприятия проводятся уполномоченными органами и их должностными лицами на основаниях и в порядке, установленных законом. Соответственно, сама по себе помощь частных лиц в их проведении не может рассматриваться в качестве ограничения прав заявителя. Несмотря на отсутствие оснований для принятия жалобы к рассмотрению Конституционным Судом, анализ материалов дела заявителя позволяет упрекнуть организаторов такой проверочной закупки в недостаточной проработке вопроса о законности покидания места отбывания наказания осужденным, привлеченным в качестве участника ОРМ.

В том случае, если законные основания для этого отсутствовали, то вполне закономерно можно усомниться в допустимости самого ОРМ со всеми вытекающими отсюда процессуальными последствиями. По крайней мере, эти вопросы должны были быть отражены в постановлении о проведении проверочной закупки, чего, к сожалению, в нем не было. В материалах, представляемых заявителями вместе с жалобами в Конституционный Суд, можно найти достаточно свидетельств того, что при проведении проверочных закупок наркотиков не принимается должных мер к тому, чтобы обнаружить и зафиксировать доказательства наличия у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшеюся независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также проведения лицом подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

В обвинительных приговорах по таким делам в качестве доказательств вины нередко фигурируют только акты проверочных закупок, наркотические средства, выданные закупщиком, и показания оперативных сотрудников, проводивших данное ОРМ. При этом не используются возможности прослушивания телефонных переговоров, не принимается мер к обнаружению мест хранения наркотиков и их изъятию, к выявлению свидетелей, не участвовавших в проведении ОРМ.

Вряд ли можно также согласиться с законностью практики проведения многократных проверочных закупок незначительных доз наркотиков у одного и того же лица в целях вменения ему по совокупности сбыта в особо крупном размере.

Как узнать заведено ли орд в отношении гражданина посмотрим Элвину

К числу часто оспариваемых оперативно-розыскных мероприятий относится оперативный эксперимент, который, по мнению заявителей, ввиду отсутствия в Законе об ОРД подробной регламентации порядка и условий его проведения, препятствует разграничению этого ОРМ от провокации преступления, что может привести к злоупотреблениям со стороны органов уголовного преследования, к использованию недопустимых доказательств при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел. В определениях от 6 марта г. В частности, не допускается проведение оперативного эксперимента, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

§ 2. Соблюдение прав граждан при проведении отдельных оперативно-розыскных мероприятий

Одной из гарантий разграничения оперативного эксперимента и провокации преступления, как разъяснил Суд, является установление уголовной ответственности за привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного лица, за фальсификацию доказательств, а также за провокацию взятки или коммерческого подкупа ст. Разграничение действий, направленных на выявление, пресечение или предупреждение преступлений с помощью методов оперативно-розыскной деятельности, в том числе оперативного эксперимента, и действий преступного характера, направленных на искусственное создание доказательств совершения преступления, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств дела, с определением законности и обоснованности решений о проведении ОРМ.

Разрешение подобных вопросов, как вытекает из данных определений, должно осуществляться судами общей юрисдикции при рассмотрении уголовного дела по существу. Во многих жалобах поднимается проблема допустимости наблюдения с использованием аппаратуры аудио- и видеозаписи без судебного решения, что, по мнению заявителей, ограничивает их право на неприкосновенность частной жизни, а также на тайну иных сообщений, гарантированное ст.

Оставить отзыв

Именно этот вопрос стал предметом рассмотрения в самом первом из числа посвященных Закону об ОРД Определении Конституционного Суда от 5 июня г. Заявительницей оспаривались положения ст. Однако Конституционный Суд не усмотрел того, что оспариваемая норма применялась или могла быть применена в деле заявительницы. В Определении был сделан вывод, что статья 8 Закона об ОРД подлежит применению лишь в тех случаях, когда лица, передающие или принимающие сообщение, предполагают его конфиденциальный характер и не желают доступа к передаваемой информации каких-либо сторонних лиц и органов.

Однако, исключая возможность ознакомления указанных органов и лиц с содержанием передаваемого сообщения без судебного решения и помимо воли граждан, его передающих или принимающих, Закон об ОРД не препятствует распространению информации о переданном сообщении кем-либо из этих граждан. При этом в Определении было отмечено, что сделанный в нем вывод не может расцениваться как признание законности произведенных правоприменителями действий и как подтверждение допустимости использования полученных в результате записи разговора материалов в качестве доказательств по уголовному делу, поскольку решение этих вопросов относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Эта оговорка, обусловленная тем, что Конституционный Суд не уполномочен исследовать фактические обстоятельства дела и давать им правовую оценку, должна нацеливать правоприменителей на более тщательную проверку законности получения и допустимости использования оперативно-розыскных данных в доказывании по уголовным делам. Анализируя это решение Конституционного Суда, можно сделать вывод, что закон не может охранять тайну личных переговоров, если одна из сторон предает их огласке, а потому граждане вправе фиксировать на звукозаписывающее устройство свой разговор с другим лицом, а затем передавать его в правоохранительный орган для защиты своих прав.

При этом нет оснований для утверждения о нарушении конституционного права собеседника, если на лицо, предавшее огласке содержание разговора, не возложена обязанность сохранения профессиональной тайны адвокатской, врачебной, банковской и т. Несколько иная мотивировка была применена Конституционным Судом в Определении от 11 июля г. Уразова, который оспорил допустимость проведения в рамках дела оперативного учета таких ОРМ, как наблюдение и оперативный эксперимент с применением в их ходе средств видео- и аудиозаписи. Это позволило лицу, с которым заявитель при личных встречах вел переговоры относительно совершения противоправных действий, произвести без его согласия и судебного решения аудиозапись этих переговоров, а суду - использовать ее в качестве доказательств по уголовному делу.

В указанном определении отмечалось, что использование в ходе проведения ОРМ информационных систем, видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических и иных средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющих вреда окружающей среде, возможность которого предусмотрена ч. По смыслу Закона, применение технических средств, в том числе средств аудиозаписи, осуществляется в рамках общего порядка проведения соответствующих ОРМ и само по себе не предопределяет необходимости вынесения о том специального судебного решения судебное решение признается обязательным условием для проведения отдельных ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, а не для фиксации их хода и результатов.

Как отметил Конституционный Суд, аудиозапись, применявшаяся в рамках проведения в отношении заявителя таких ОРМ, как наблюдение и оперативный эксперимент, была осуществлена именно тем лицом, с которым С. Уразов вел переговоры о совершении преступных действий и с ведома и согласия которого проводились названные мероприятия. При таких обстоятельствах Суд не согласился с утверждением заявителя о нарушении его конституционных прав оспариваемыми нормами Закона об ОРД. Эта правовая позиция получила подтверждение в целом ряде других определений Конституционного Суда об отказе в принятии к рассмотрению жалоб на нарушение конституционных прав граждан, в отношении которых проводились аналогичные оперативно-розыскные мероприятия с использованием негласной аудиозаписи определения от 16 ноября г.

Дьячковой, от 17 июля г.

ОПЕРАТИВНО–РОЗЫСКНАЯ ТАКТИКА

В жалобе гражданина А. Донского также оспаривались положения ст. Таким образом, в отличие от обстоятельств вышеуказанных жалоб в данном деле негласная аудиозапись применялась в процессе проверочной закупки наркотиков непосредственно сотрудником органа, осуществляющего ОРД. В Определении от 20 марта г. При этом Суд оговорился, что его позиция не освобождает органы и должностных лиц, осуществляющих ОРД, от обязанности обеспечивать при проведении конкретных ОРМ соблюдение законов, защиту прав и свобод граждан, равно как не исключает использование различных средств контроля, в том числе судебного, за законностью и обоснованностью проводимых мероприятий и использованием их результатов в уголовном судопроизводстве.

С учетом же приведенной мотивировки Суд сделал вывод о том, что сами по себе положения п. Используя приведенную выше мотивировку, Конституционный Суд отказал также в принятии к рассмотрению жалобы гражданина С. В жалобе гражданина В. Пишака конституционность норм Закона об ОРД оспаривалась в связи с тем, что они не предусматривают необходимости получения судебного решения для контроля разговоров, проводимых без использования телефонных и иных средств связи, чем, по его мнению, нарушают конституционный запрет на сбор информации о частной жизни лица без его согласия.

В Определении от 19 февраля г. В то же время преступное деяние не относится к сфере частной жизни лица, сведения о которой не допускается собирать, хранить, использовать и распространять без его согласия, а потому проведение таких ОРМ не может рассматриваться как нарушение конституционных прав, предусмотренных ст.

В своем решении по этому делу ЕСПЧ заключил, что в российском праве не существует правовой базы, регулирующей запись частных разговоров посредством радиопередающего устройства. По мнению Суда, решение властей о перехвате разговора не ограничивалось никакими условиями и использование данной технологии в качестве части оперативного эксперимента не сопровождалось соответствующими гарантиями против возможных злоупотреблений.

В итоге был сделан вывод о нарушении прав заявителя российскими правоохранительными органами. Данное решение, учитывая прецедентный характер постановлений ЕСПЧ, на наш взгляд, должно подтолкнуть законодателя к инициативам по совершенствованию Закона об ОРД, чтобы не провоцировать новые жалобы российских граждан в Европейский Суд с заранее предсказуемым результатом. В целом ряде жалоб, поступивших в Конституционный Суд, оспаривалась допустимость наблюдения в служебных помещениях с использованием средств аудио- и видеозаписи, проводимого без судебного решения.

Так, по мнению бывшего главного таможенного инспектора Татарстанской таможни М. Камалеева, привлеченного к уголовной ответственности за получение взяток, негласная видеозапись, проведенная в его служебном кабинете без судебного решения, нарушила его право на неприкосновенность частной жизни и на тайну телефонных переговоров, поскольку во время осуществления этого ОРМ им велись телефонные переговоры, в том числе по личному сотовому телефону, которые могли быть зафиксированы с помощью применявшихся технических средств.

Из материалов заявителя следовало, что в судебном заседании непосредственно были исследованы 13 кассет с видеозаписями, произведенными в ходе видеонаблюдения в служебном кабинете его соучастника, что позволило признать его виновным в 20 эпизодах взяточничества.

Читайте также:

  • Сократили с работы узнала что беременна что делать
  • Можно ли вступить в наследство после смерти в гражданском браке
  • Как провести поступление денежных средств между счетами организации
  • Вопросы при съеме квартиры